Хрен вам, а не Гамбург.

Жена мне на день рождения подарила часы, полгода их таскаю, не нарадуюсь: стрелочки в темноте светятся, нырять в них можно, число показывают, даже будильник есть.
Однажды подбил семью ехать на выходные к своему другу за 300 км от Москвы. Жена не горела желанием, но как-то быстро согласилась. Я поставил будильник в своих часиках на 5.00 и лег спать.
Просыпаемся по будильнику, быстро собираемся и в 5.30 уже мчимся по пустой Москве.
Жена:
— Ну прости, просто я очень уж не хотела ехать в такую рань, в такую даль…
— Тебе понравится там, обещаю.
— А почему ты так со мной? Главное, ничего не сказал, как будто ничего не случилось…
— А что случилось?
— Притворялся спящим, ждал пока я усну… и ведь ни один мускул не дрогнет… какое самообладание, актерище.
— Ты вообще о чем, я че-то с утра не соображу? Ты не выспалась?
— Не делай из меня идиотку!!! Я же извинилась!!!
— Какую идиотку, За что ты извинилась?
— Хватит!!! Ну перевела твои задрипанные часики на три часа назад, так что, убить меня за это?
Машинально, смотрю на свои часы, время совпадает с бортовыми часами в машине.
— Ничего ты не переводила, время правильное, посмотри сама.
— Дождался, пока я усну и перевел стрелки обратно. Герой! Надо было мне не хитрить, а сразу сказать, что не поеду. Я хотела, чтоб мы все проспали, и проблема бы без ругани рассосалась.
— Так ты перевела стрелки, чтоб мы не поехали!!! ?
— А то ты не знаешь? Я уже извинилась! И не оскорбляй мой интеллект, будто бы не ты их обратно скрутил.
— Клянусь своим здоровьем, что не скручивал обратно! Просто ты даже на такую задрипанную диверсию не способна.
— Останови я выйду.
Остаток пути мы проехали молча.
Приехали к другу и тот заметил, что мы в ссоре, выспросил что да как, мы рассказали.
Он посмотрел на мои часы и начал ржать.
Оторжавшись, сказал:
— Будущее наступило, а вы и не в курсе. Переводить эти часы, все равно, что переводить стрелку у компаса. Они каждую ночь, сами по радио ловят сигнал из Гамбурга и выставляются точно до секунды.
Мы сразу помирились.
С тех пор, жена иногда на ночь накрывает мои часы кастрюлькой, приговаривая:
— Хрен вам, а не Гамбург.